Постинг во все соц сети одной кнопкой

Забыли пароль?




Как ДЕНЬ ПЕРУНА обернулся поражением для Ярослава Мудрого?

Раздел История
Дата публикации: 15/01/2021
Просмотров: 191


Как ДЕНЬ ПЕРУНА обернулся поражением для Ярослава Мудрого?

Битва на реке Западный Буг в 1018 г. — сражение, описание которого можно найти в литературных источниках по истории Древней Руси. В этой битве дружины князя Ярослава Мудрого потерпели сокрушительное поражение от войск польского короля Болеслава Храброго.

Как ДЕНЬ ПЕРУНА обернулся поражением для Ярослава Мудрого?

«В лето 6526. Приде Болеславъ съ Святополкомь на Ярослава с ляхы. Ярославъ же, совокупив Русь, и варягы и словене, поиде противу Болеславу и Святополку, и приде Волыню1, и сташа оба полъ рекы Буга. И бе у Ярослава кормилець и воевода, именемь Буды, нача укаряти Болеслава, глаголя: “Да то ти прободемъ трескою черево твое толъстое”. Бе бо Болеславъ великъ и тяжекъ, яко и на кони не могы седети, но бяше смыслень. И рече Болеславъ къ дружине своей: “Аще вы сего укора не жаль, азъ единъ погыну!” Вседъ на конь, вбреде в реку и по немь вои его. Ярослав же не утягну исполчитися, и победи Болеславъ Ярослава. Ярославъ же убежа съ 4-ми мужи к Новугороду. Болеславъ же вниде в Кыевъ съ Святополкомь».

Описание битвы сохранилось не только в русских летописях, но и в зарубежных источниках, самым ранним из которых является «Хроника мерзебургских епископов». Автор «Хроники», саксонец Титмар, во-первых, был современником (он работал над своим сочинением в 1012–1018 гг., создавая его по следам событий), а во-вторых, имел прекрасных информаторов (видимо, саксонских рыцарей), лично побывавших в Киеве в составе войск польского короля Болеслава в 1018 г.

Бореслав Зрабрый

Бореслав Зрабрый

Титмар пишет, что 22 июля 1018 г. король Болеслав с войском подошёл к реке, разбил лагерь и приказал навести мосты для переправы. Польское войско было усилено союзными отрядами из трёхсот немецких (видимо, преимущественно саксонских) рыцарей, пятисот венгерских и тысячи печенежских воинов («Хроника», гл. VIII, 32).

Ярослав Мудрый

Ярослав Мудрый

Князь Ярослав расположил своё войско на противоположном берегу. Затем, в результате провокаций, началась какая-то потасовка, и поляки неожиданно достигли успеха в первых же стычках. Болеслав поспешил воспользоваться возникшей «суматохой» и, форсировав реку с основными силами, стремительно обрушился на Ярослава и одержал блестящую победу. Приводим полный текст описания битвы:

«Нельзя также умолчать и о прискорбном несчастье, случившемся на Руси. Ведь Болеслав, напав на нее, согласно нашему совету, с большим войском, причинил ей большой вред. Так, в июле месяце, за одиннадцать дней до августовских календ (22-го числа) этот князь, придя к какой-то реке, стал там вместе со своим войском лагерем и велел приготовить необходимые [для переправы] мосты. Русский король, расположившись возле него со своими людьми, с тревогой ожидал исхода будущего, условленного между ними сражения. Между тем враг, подстрекаемый поляками, был вызван на битву и, в результате внезапного успеха, был отброшен от реки, которую оборонял. Ободренной этой суматохой Болеслав, требуя, чтобы союзники приготовились и поторопились, тотчас же, хоть и с большим трудом, но перешел реку. Вражеское войско, выстроенное против него, напрасно старалось защитить свое отечество. Уже в первой схватке оно подалось и более уже не оказывало сильного сопротивления. Там тогда было перебито огромное количество бежавших [врагов] и очень мало победителей. Из наших погиб славный рыцарь Эрик, которого наш император долгое время держал в оковах. С того дня Болеслав, развивая успех, преследовал разбежавшихся врагов; он был принят всеми местными жителями и почтен богатыми дарами» (VIII, 31) [13, с. 177; лат. текст: 8, с. 136–137].

Весьма важным является упоминание некоего праздника, в который «резали многочисленных животных» (точнее, «бесчисленное количество животных» — «animalia innumerabilia»). Что, собственно, могло праздновать польское рыцарство, недавно вышедшее из язычества? Сомнительно, чтобы речь шла о христианском празднике: в литургическом году вторая половина июля характеризуется удалённостью от крупных церковных праздников. Остаётся думать, что праздник был языческим. Примерно в это же время года племена славян-язычников отмечали день Перуна — бога-громовержца, покровителя воинских дружин, первенствующего в языческом пантеоне. Скорее всего, в войске короля Болеслава, прославленного богобоязненностью и отличавшегося благочестием, окружавшего Церковь непрестанною заботою, о чём с восхищением пишет Галл Аноним в своём сочинении, чествование Перуна на официальном уровне не совершалось, но на бытовом уровне прежние обычаи сохранялись. Папа не требовал совершенно отказаться от жертвоприношений в дни праздников, но рекомендовал закалывать животных не в честь идолов, а во славу Божию, и тогда, полагал он, «здесь не будет жертвоприношения демонам». И получается, что праздником был Перунов день.

Свидетельство Анонима Галла выявляет первопричину разгрома Ярослава: понадеявшись на обещание Болеслава отложить сражение «на третий день», воины Ярослава, судя по всему, тоже решили праздновать, и внезапная атака польских рыцарей застигла их, отдыхавших в послеполуденный зной и уже отягчённых яствами и питием во славу Божию (христиан) или во славу Перуна (язычников), врасплох. Похоже, что король Болеслав, блестящий полководец своего времени, применил военную хитрость (по выражению летописца, Болеслав «бяше смысленъ» («был умён»): развернув подготовку к празднеству, он направил к реке огромное число прислужников для создания видимости того, что празднование действительно идёт «на широкую ногу», а сам ожидал, когда кнехтам при помощи провокаций удастся завязать схватку, чтобы получить повод двинуть в бой основные силы. И если у поляков и мог существовать обычай откладывать начало празднования на время после полудня, то у русских воинов — нет.

Болеслав точно знал, что у восточных славят праздник, особенно весёлый, начинается с утра или даже накануне вечером. Надо думать, что и оскорбления, наносимые русскими, были не случайны: в нужный момент тайные сторонники Болеслава и Святополка из русского лагеря первыми начали оскорблять поляков и тем вызвали их на бой. Военная хитрость могла быть задумана ещё перед походом: недаром Болеслав, хотя и начал войну первым, не решился сразу предпринимать быстрое наступление во внутренние земли врага, а подождал, пока Ярослав мобилизует свои силы и поведёт их к границе, а затем двигался с такой скоростью, чтобы прийти к реке одновременно с Ярославом. Поражение дружин Ярослава открыло польским интервентам путь на Киев, и после непродолжительной осады город сдался. Титмар Мерзебургский описывает вхождение в столицу Руси войска союзников в восторженных тонах:

«Хотя жители и защищали его, он все же довольно быстро сдался чужеземцам; оставленный своим, обратившимся в бегство королем, [Киев] 14 августа принял Болеслава и Святополка, своего долго отсутствовавшего господина; из расположения к нему и из страха перед нами вся эта страна перешла на его сторону» («Хроника, VIII, 32) [13, с. 177; лат. текст: 8, с. 137].

О масштабах неудачи Ярослава свидетельствует не только факт уничтожения значительной части его войска и отказ князя защищать Киев, но и то, что он, не чувствуя спокойствия даже в Новгороде, собирался отправиться в Скандинавию. Лишь вмешательство новгородской верхушки, оказавшей ему значительную помощь, заставило Ярослава решиться на продолжение борьбы, которая позднее снова привела его на киевское княжение.



Источник: перейти ...

Всегда будь в курсе, подпишись на наш Telegram





Поделиться, сохранить: